Все статьи номера
статья 11 из 21
Не прочитано
9
Сентябрь 2016года
Судопроизводство

Иностранный суд направил судебное поручение в отношении российской компании. Что может помешать его исполнению

  • Исполнит ли российский суд поручение в случае нарушения исключительной компетенции российских судов
  • Каким образом проверяется подлинность иностранного судебного поручения
  • Можно ли обжаловать определение российского суда об исполнении судебного поручения
Александр Алексеевич Костин, адвокат КА «Хренов и Партнеры», аспирант отдела международного частного права ИЗиСП при Правительстве РФ, магистр частного права (LL.M.)

В ходе разбирательства в иностранном суде зачастую возникает необходимость совершить определенное процессуальное действие на территории РФ, например: вручить судебное извещение, провести опрос свидетеля, получить вещественное доказательство, провести экспертизу и т. п. В силу принципа национального суверенитета такие процессуальные действия невозможно осуществить без помощи российского суда. Как следствие, иностранный суд должен направить российскому суду запрос о совершении процессуального действия в соответствии с требованиями применимого международного соглашения и (или) российского процессуального законодательства. Для обозначения подобного взаимодействия судов различных государств используется термин «международная правовая помощь», а сам запрос обозначается как «иностранное судебное поручение» или «запрос об оказании международной правовой помощи». Между тем даже соблюдение требований международного договора и (или) российского процессуального законодательства не во всех случаях гарантирует, что российский суд сможет исполнить судебное поручение. Препятствием здесь может стать целый ряд факторов, связанных с техническими ошибками, допущенными при составлении запроса о международной правовой помощи (неправильная транслитерация наименования ответчика и т. п.).

Если вызываемое лицо не явится в судебное заседание, суд констатирует невозможность исполнения судебного поручения

Общие правила исполнения иностранных судебных поручений закреплены ст. 256 АПК РФ (ст. 407 ГПК РФ), в силу которых российский суд совершает соответствующее процессуальное действие в порядке, установленном законодательством РФ (за исключением случаев, когда применение иностранного процессуального законодательства допускается международным договором).

В судебно-арбитражной практике данное положение ст. 256 АПК РФ рассматривается как отсылка к ст. 74 АПК РФ, регулирующей порядок исполнения поручений национальных судов (определение ВАС РФ от 07.12.2009 по делу № А53-9079/2009). Из этого следует, что исполнение иностранного судебного поручения производится в судебном заседании с вызовом сторон и иных заинтересованных лиц в порядке ст.ст. 121–123 АПК РФ.

Наиболее распространенным процессуальным действием в поддержку иностранного разбирательства является вручение извещений и иных судебных документов на основании Гаагской конвенции 1965 года или договора о правовой помощи, как многостороннего (Минская конвенция 1993 года, Киевское соглашение 1992 года), так и двустороннего (Договор между Российской Федерацией и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 21.07.1992, Договор между Российской Федерацией и Арабской Республикой Египет о взаимной правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, коммерческим и семейным делам от 23.09.1997 и т. п.).

На практике исполнение данного вида иностранных судебных поручений производится следующим образом. Сначала суд вызывает лицо, которому адресовано иностранное судебное извещение, в судебное заседание повесткой в порядке ст.ст. 121–123 АПК РФ. В рамках данного заседания ему предлагается принять документы, поступившие от иностранного суда. Если адресат отказывается от их принятия (по основаниям, не предусмотренным международным договором и (или) российским процессуальным законодательством), или не является в заседание, российский суд констатирует невозможность исполнения соответствующего иностранного судебного поручения (определение АС Магаданской области от 23.03.2011 по делу № А37-458/2011).

Необходимо учитывать, что неполучение судебных документов по основаниям, не предусмотренным международным договором, зачастую влечет за собой ряд негативных последствий в ходе дальнейшего разбирательства в иностранном суде.

Так, Высокий Суд Правосудия Англии и Уэльса по делу Sloutsker v. Romanova1 вынес заочное решение против российского ответчика, основываясь на том, что она не явилась в заседание российского суда для получения извещения об английском процессе.

Международные договоры о правовой помощи с участием РФ (Гаагская конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам от 18.03.1970 и иные договоры о правовой помощи) также предусматривают проведение опроса российского свидетеля или эксперта в порядке исполнения иностранного судебного поручения.

В данном случае опрос российского свидетеля или эксперта также проводится в судебном заседании, в которое тот вызывается повесткой. В ходе совершения данного процессуального действия российский суд опрашивает свидетеля в соответствии со списком вопросов, поступившим от иностранного суда, вносит его ответы в протокол и по завершении опроса высылает копию протокола в адрес запрашивающего иностранного суда.

Так, Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга исполнил поручение суда по коммерческим спорам № 1 г. Барселоны (Испания) об опросе российского эксперта по поводу заключения, составленного при исследовании причин столкновения двух морских судов (определение от 11.11.2013 по делу № А56-63213/2013).

Российские суды также исполняют иностранные судебные поручения об истребовании доказательств (документов) от российских лиц. Так, Арбитражный суд Республики Карелия исполнил поручение Экономического суда г. Минска (Беларусь) о получении документов из филиала российского общества (определение от 17.10.2014 по делу № А26-8026/2014). Своим определением суд предписал обществу предоставить выписки по счетам, указанным Экономическим судом г. Минска. После совершения данного процессуального действия предоставленные обществом документы суд направил в адрес запрашивающего суда.

Необходимо отметить, что в отдельных случаях российские суды совершают несколько процессуальных действий в поддержку иностранного судебного разбирательства в одном судебном заседании. Например, в ходе исполнения поручения районного суда Харьковской области (Украина) российский суд последовательно совершил два процессуальных действия: вручение судебного извещения и последующий опрос адресата извещения в качестве свидетеля (определение ВС РФ от 13.04.2010 № 10-Г10-4).

Суд не исполнит иностранное судебное поручение, если компания зарегистрирована на территории, подсудной другому суду

Российское процессуальное законодательство (ст. 256 АПК РФ, ст. 407 ГПК РФ) устанавливает следующие основания отказа в исполнении иностранного судебного поручения:
— нарушение основополагающих принципов российского права и публичного порядка РФ;
— отсутствие у российского суда компетенции по исполнению судебного поручения;
— невозможность установления подлинности иностранного судебного поручения (подп. 3 п. 2 ст. 256 АПК РФ; в ст. 407 ГПК РФ подобное основание отказа в исполнении иностранного судебного поручения отсутствует).

Необходимо отметить, что число оснований отказа в исполнении иностранного судебного поручения существенно меньше, чем в случае с признанием и исполнением иностранных судебных решений (ст. 241 АПК РФ, ст. 409 ГПК РФ). Так, ст. 256 АПК РФ (ст. 407 ГПК РФ) не предусматривает такого основания отказа в исполнении иностранного судебного поручения, как нарушение исключительной компетенции российских судов (ст. 248 АПК РФ, ст. 403 ГПК РФ). Из этого следует, что рассмотрение иностранным судом дела, которое относится к исключительной компетенции российских судов, не может служить основанием отказа в исполнении иностранного судебного поручения.

Более того, ст. 13 Гаагской конвенции 1965 года прямо предписывает, что в исполнении иностранного судебного поручения о вручении судебных документов не может быть отказано лишь по тому основанию, что предмет дела относится к исключительной компетенции законодательства государства, на территории которого осуществляется исполнение данного вида судебных поручений.

Рассмотрим более подробно обозначенные основания для отказа в исполнении иностранного судебного поручения.

1. Нарушение основополагающих принципов российского права или публичного порядка РФ (ст. 256 АПК РФ, ст. 407 ГПК РФ).

В статье 407 ГПК РФ данное основание сформулировано следующим образом: «исполнение поручения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности Российской Федерации».

Общие разъяснения относительно содержания понятия «публичный порядок» содержатся в п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 № 156, согласно которому данное понятие включает в себя фундаментальные правовые принципы, обладающие высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью.

В силу подобного подхода к определению «публичный порядок» его применение может иметь место лишь в незначительном числе случаев. Так, в одном из дел суд указал, что исполнение поручения суда г. Абу-Даби (ОАЭ) о вручении судебных документов российскому обществу связано с обычным коммерческим спором и не может затрагивать основополагающие принципы российского права или суверенитет РФ (определение АС Ханты-Мансийского округа от 13.07.2009 по делу № А75-5798/2009).

2. Отсутствие компетенции у российского суда по исполнению иностранного судебного поручения.

В российском процессуальном законодательстве понятие «компетенция» используется в качестве аналога термина «международная подсудность» (ст. 247 АПК РФ «Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц»)2.

Из буквального толкования подп. 2 п. 2 ст. 256 АПК РФ (подп. 2 п. 2 ст. 407 ГПК РФ) следует, что российский суд вправе отказать в исполнении иностранного судебного поручения лишь в тех случаях, когда ответчик находится за пределами РФ (то есть российский суд не обладает международной подсудностью по совершению требуемого процессуального действия). Подобное толкование согласуется с положениями иных международных договоров, согласно которым иностранное судебное поручение не подлежит исполнению, если совершение данного действия «не входит в компетенцию судебной власти данного государства» (ст. 12 Гаагской конвенции 1970 года).

Вместе с тем на практике российские суды констатируют невозможность исполнения иностранного судебного поручения в тех случаях, когда российское лицо оказывается на территории, подсудной иному российскому суду.

Так, в одном из дел суд указал на невозможность исполнения поручения Коммерческого суда Англии и Уэльса, мотивируя это тем, что российский ответчик произвел реорганизацию в форме преобразования. В результате правопреемник ответчика был зарегистрирован по новому юридическому адресу в другом субъекте РФ (г. Москве). По мнению суда, это сделало невозможным исполнение судебного поручения данным судом (определение АС Ханты-Мансийского округа от 14.05.2013 по делу № А75-2069/2013).

3. Невозможность установления подлинности иностранного судебного поручения.

Специалисты отмечают, что данное основание отказа в исполнении иностранного судебного поручения заимствовано в АПК РФ из Гаагской конвенции 1954 года «О некоторых вопросах международного гражданского процесса» (в ГПК РФ это основание отказа в исполнении иностранного судебного поручения отсутствует)3.

На практике реализация данного положения вызывает сложности, поскольку российский суд в большинстве случаев лишен возможности непосредственно связываться с иностранным судом при возникновении сомнений в подлинности запроса о совершении процессуального действия. Так, российский суд вправе обращаться в органы власти иностранных государств лишь через МИД России, если иной порядок прямо не установлен международным договором (указ Президиума ВС СССР от 16.12.1947 «О порядке сношений государственных учреждений СССР и их должностных лиц с учреждениями и должностными лицами иностранных государств», действует по настоящее время). Тем более что в ряде международных соглашений (ст. 3 Гаагской конвенции 1965 года, ст. 3 ст. Гаагской конвенции 1970 года) прямо указывается, что к иностранным судебным поручениям не применяются требования об апостилировании и консульской легализации.

Из этого следует, что проверка подлинности запроса иностранного суда (то есть установление того обстоятельства, что документ действительно исходит от запрашивающего иностранного суда) сводится к его исследованию на предмет наличия подписи и печати иностранного суда, а также иных формальных реквизитов.

В соответствии со ст. 17 Методических указаний Минюста России подобную проверку иностранного судебного поручения производит соответствующее территориальное управление Минюста России до его направления российскому суду (приказ Минюста России от 24.12.2007 № 249 «Об утверждении Методических рекомендаций об организации работы по исполнению международных обязательств Российской Федерации в сфере правовой помощи»).

Определения российского суда об отказе в исполнении иностранного судебного поручения не подлежат обжалованию

Исполнение иностранного судебного поручения оформляется соответствующим определением российского суда, что породило вопрос о допустимости его обжалования в апелляционном порядке.

Данный вопрос рассмотрел ВАС РФ в определении от 07.12.2009 по делу № А53-9079/2009. Суд указал, что к исполнению иностранных судебных поручений применяются общие правила ст. 74 АПК РФ (исполнение поручений российских судов). Поскольку ст. 74 АПК РФ не предусматривает обжалование определений об исполнении судебных поручений российских судов, то данное правило равным образом распространяется и на иностранные судебные поручения.

В судебно-арбитражной практике также рассматривался вопрос о допустимости обжалования исполнения иностранного судебного определения в административном порядке. Российское лицо обратилось в Минюст России с требованием признать неисполненным поручение Земельного суда г. Гамбурга о вручении документов российскому лицу. После получения письменного отказа от Минюста заявитель обжаловал данный отказ в судебном порядке (постановление 9 ААС от 18.11.2013 по делу № А40-67222/13). Отказывая в удовлетворении данных требований, арбитражный суд указал, что в российском законодательстве отсутствуют нормы, позволяющие Минюсту России признать иностранное судебное поручение неисполненным. Подтверждения о вручении документов составляются и заверяются судами Российской Федерации, непосредственно исполняющими запросы о вручении документов. В силу положений ч. 1 ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном АПК РФ. Тем самым отказ Минюста был признан правомерным.

В завершение хотелось бы предложить следующие практические рекомендации по выбору процессуальной тактики в случае исполнения иностранного судебного поручения.

Российское процессуальное законодательство (ст. 256 АПК РФ, ст. 407 ГПК РФ) устанавливает крайне ограниченный перечень оснований отказа в исполнении иностранного судебного поручения. Вместе с тем анализ судебной практики свидетельствует о том, что определенные технические недостатки иностранного судебного поручения (неправильное написание наименования российского лица, адреса и т. п.) также влекут за собой невозможность исполнения иностранного судебного поручения.

В любом случае полное игнорирование судебного заседания, связанного с исполнением иностранного судебного поручения, едва ли сможет существенно навредить иностранному процессу в связи с правом иностранного суда сделать соответствующие негативные выводы из поведения российской стороны.

Ошибка в транслитерации названия компании приведет к неисполнимости судебного поручения

Международные договоры с участием РФ зачастую предусматривают иные основания отказа в исполнении поручения иностранного суда помимо тех, которые предусмотрены ст. 256 АПК РФ и ст. 407 ГПК РФ. Так, согласно ст. 10 Минской конвенции 1993 года сторона вправе отказаться от принятия документов, поступивших от иностранного суда, если они не переведены на русский язык.

Необходимо отметить, что в связи с переводом иностранных судебных поручений возникает проблема правильной транслитерации наименования адресата. Так, Арбитражный суд Орловской области указал на невозможность исполнения поручения Багдадского апелляционного суда (Ирак) о вручении документов ОАО «Мценский завод „Коммаш“», в силу того, что иностранные документы предназначались для Kommash Engineering Company LTD (определение от 20.06.2011 по делу № А48-2025/2011). Таким образом, некорректная транслитерация сделала невозможным установить тождественность данных лиц.


1 См. подр.: Гландин С. В. Владимир Слуцкер vs Ольга Романова. Англо-российское диффамационное право // Закон. 2016. № 1. С. 108–121.
2 См. об этом подр.: Елисеев Н. Г. Международная подсудность исков о правах на недвижимость // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / под ред. Л. Ф. Лесницкой, М. А. Рожковой. М., 2008. С. 119.
3 См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. В. М. Жуйкова, М. К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом „Городец“», 2007.
 
Звезда
за правильный ответ
Вы внимательно прочитали статью? Тогда ответьте на вопрос:
Неправильно
Правильно!
Исполнит ли российский суд поручение иностранного суда по спору, который относится к его компетенции?
Ст. 256 АПК РФ (ст. 407 ГПК РФ) не предусматривает такого основания отказа в исполнении иностранного судебного поручения как нарушение исключительной компетенции российских судов (ст. 248 АПК РФ, ст. 403 ГПК РФ). Из этого следует, что рассмотрение иностранным судом дела, относящегося к исключительной компетенции российских судов, не может служить основанием отказа в исполнении иностранного судебного поручения.
Да, это не станет основанием для отказа в исполнении поручения
Нет, суд откажет, ссылаясь на нарушение компетенции
Суд обязан направить встречное поручение о передаче дела в российский суд
Российский суд рассматривает дело. Что общего с Германией и США
№ 9, 2016
Общее собрание владельцев облигаций отказалось от права судиться с эмитентом. Какие последствия ждут несогласных облигационеров